Почему паралимпийцы остались без Рио

001

Надежды оказались напрасны. Ни финансовая и юридическая помощь бизнесмена Андрея Рябинского, ни моральная поддержка спортивных властей России, ни режим молчания, в который были переведены наши спортсмены-инвалиды, не помогли. CAS сегодня признал, что Международный паралимпийский комитет, принимая решение об отстранении нашей сборной от Игр-2016 в Рио, не нарушал никаких правил и действовал «адекватно текущим обстоятельствам». При этом российская сторона, по мнению арбитров, не привела доказательств, опровергающих решение CAS.

Таким образом, впервые с 1988 года Паралимпиада пройдет без участия спортсменов из нашей страны. Решение CAS является окончательным. Теоретически его еще можно оспорить в общегражданском суде Швейцарии, однако, во-первых, на это уже нет времени, а во-вторых, никаких данных, однозначно опровергающих допинговые обвинения в адрес россиян из пресловутого «доклада Макларена», у нас, судя по всему нет. Собственно, в функции CAS и не входит проверка достоверности работы следователей Всемирного антидопингового агентства (ВАДА). Вынося свой жестокий вердикт, CAS руководствовался чисто формальными соображениями.

Другой вопрос, почему наши собственные правоохранители до сих не разложили «доклад Макларена» на атомы и не представили всему миру доказательства, что все, что там написано – ложь. Да, сроки очень жесткие – доклад был опубликован 18 июля, – но когда речь идет о судьбах людей (причем не просто людей, а тех наших соотечественников, кто демонстрирует всей планете чудеса мужества и силы духа), эта задача достойна того, чтобы работать день и ночь. В конце концов, на написание самого доклада у канадца ушло не более полутора месяцев. Если же то, что сказано Маклареном о допинговых махинациях – правда, тогда непонятно на что мы сейчас обижаемся.

Грустный день

– Решение CAS подчеркивает наше твердое убеждение, что допингу нет места в паралимпийском спорте, – прокомментировал решение CAS глава Международного паралимпийского комитета (МПК) Филип Крэйвен. – Это повышает нашу способность обеспечить справедливую конкуренцию и равные условия для всех паралимпийцев. Мы довольны вердиктом суда, но это не является поводом для радости. Мы сочувствуем российским спортсменам, которых будет не хватать в Рио. Это грустный день для всего паралимпийского движения. Надеемся, что это станет началом новой эпохи.

Напомню, что в докладе Ричарда Макларена о допинговых нарушениях в российском спорте, который был написан на основе показаний беглого экс-главы Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, изначально содержались имена 35 российских паралимпийцев. Часть их допинг-проб якобы исчезла, а часть содержала следы несанкционированного вскрытия (Макларен считает, что об этом могут свидетельствовать царапины на неоткрываемых пробирках).

Правда, подавляющее большинство «криминальных проб» не имеют никакого отношения к заявке сборной России на Паралимпиаду в Рио, которую необходимо было подать до 15 августа. Но это сути дела не меняет. Если МПК считает, что якобы имевшие место махинации с допингом в паралимпийском спорте России не позволяют доверять всем спортсменам-инвалидам из нашей страны, и отстаивает свою позицию в арбитраже, с этим ничего поделать нельзя. По крайней мере до того времени, пока не будет представлено опровержение «доклада Макларена».

Разумеется, во всей этой истории есть и этическая сторона. Наказывать людей с ограниченными возможностям, которые участвуют в Паралимпиадах не столько ради наград, сколько во имя преодоления и демонстрации своего мужества – это, мягко говоря, гнусно. Особенно со столь мутной аргументацией и после того как Международный олимпийский комитет признал данные «доклада Макларена» недостаточными для отстранения от Игр в Рио всей олимпийской сборной России. Да и сомнений в том, что решение Филипа Крэйвена и Ко – это не яростная битва с допинговой гидрой во вселенском масштабе, а политика чистой воды, не было с самого начала.

Странное послание

Незадолго до фатального для нас решения CAS британская газета Independent задавалась вопросом о том, какое послание направляет России МПК, лишая наших спортсменов возможности выступить в Рио. Послание действительно получается очень странное. И не только в части ситуации с правами российских граждан с ограниченными возможностями, о чем рассуждает Independent. Да, ситуация с допингом в нашем спорте, возможно, неважная. Да, у нас, не исключаю, есть проблемы с «антидопинговой ментальностью». Однако – это все вопросы, которые невозможно решить моментально.

Выгоняя наших спортсменов-инвалидов из Рио, МПК добивается обратного эффекта. Нечестные атлеты с тренерами и допинговые манипуляторы теперь просто будут надежнее прятать следы своих преступлений. А общественное мнение в итоге обеспокоено не поиском путей решения допинговых проблем, а тем унижением, которым подвергли нашу страну и самых незащищенных ее граждан в очень неоднозначной ситуации. Уже состоявшаяся теперь дисквалификация Паралимпийской сборной России отбросила нас в плане лояльности общества к антидопинговой деятельности на десять лет назад.

Единственно послание, которые мы сейчас можем воспринять и усвоить состоит в том, что способность наших функционеров отстаивать права российских спортсменов на международной арене не выдерживает никакой критики. Паралимпийский комитет России последовательно наступил на те же самые грабли, что ранее – Всероссийская федерация легкой атлетики, которая на фоне допинговых обвинений смогла отправить на Олимпиаду в Рио всего одну спортсменку. Те же вялые оправдания, то же отсутствие внятной информационной политики в кризисной ситуации. Дошло до того, что у ПКР просто не оказалось средств для судебного процесса в свою защиту в CAS – его оплачивал бизнесмен Андрей Рябинский, который просто проникся трагизмом ситуации.

Формальности соблюдены

В первые часы после оглашения решения CAS ни один из руководителей ПРК не был доступен для комментариев, а в СМИ не был предоставлен пресс-релиз с официальной реакцией. Налицо растерянность и беспомощность. Российским спортсменам-паралимпийцам еще раньше были категорически запрещены прямые контакты с журналистами. Все, что мы могли увидеть накануне вердикта арбитража – это лишь елейные сюжеты по телевидению. Чего хотели добиться функционеры, переходя режим абсолютной тишины? Атлетов, которые не поедут в Рио, жалко до безумия. Но функционеров ПКР – ничуть. Они очень верно и упорно шли к нынешней ситуации.

Понятно, что в мире сложная политическая ситуация. И что по нам будут бить при первой же возможности. Это данность. Поэтому главное для нас сейчас, в первую очередь, – не подставляться. А во вторую – отвечать на все обвинения быстро и конкретно. Увы, в ситуации с паралимпийцами этого сделано не было. И сейчас можно сколько угодно называть решение CAS «бесчеловечным», но эти эмоции не имеют никакого отношения к текущей ситуации. Реальность в том, что у CAS не было формального повода удовлетворить иск ПКР о недопуске на Паралимпиаду-2016, как и месяц назад не было повода и встать на сторону ОКР в деле о допуске наших легкоатлетов на Олимпиаду-2016. Все формальности при отстранении соблюдены, устав МПК не нарушен, а все остальное надо доказывать уже в другом месте и совсем другими методами.

Источник Спорт Экспресс.

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка новостей...