Осужденный эколог Евгений Витишко рассказал об условиях содержания в тамбовских колониях

Евгений Витишко в колонии. Фото Газета.ру
Евгений Витишко в колонии. Фото Газета.ру

Кубанский эколог Евгений Витишко, получивший три года колонии за надписи на заборе так называемой «дачи Ткачева», работает в тамбовском учреждении ФСИН дворником, сообщает «Газета.Ru».

В интервью изданию Витишко рассказал о своих планах на будущее и условиях, в которых содержат заключенных в тамбовских колониях.

По словам Витишко, после спецприемника в Туапсе его перевезли в СИЗО Краснодара и держали в спецблоке, где ждут следствия или отбывания наказания «особые» нарушители, в том числе глава кущевской банды Сергей Цапок.

«Все проверки проводились спецназом в черных масках. Я слышал, как спецназ избивал осужденных в спецблоке, и написал заявление по этому поводу. Избивая, спецназовцы использовали спецсредства и требовали от людей подписать бумаги о том, что претензий нет», — рассказал эколог товарищам о том, что встретил в заключении.

Потом его этапировали в ИК-1 в Тамбове. «В камере было 13 спальных мест, 6 матрасов, 41 заключенный и один туберкулезный больной, которого так и не изолировали», — описывает он первую колонию. Там его продержали два дня, новым местом стала колония №2 в поселке Садовый недалеко от Кирсанова.

Карантин здесь проходит в отдельном бараке, где с осужденными беседуют для определения на работы и в отряд. Например, в шестой отряд зачисляют «отказников» — тех, кто отказывается работать. Их ждет смена режима на более жесткий.

Вместе с Витишко сидят много земляков из Краснодарского края, в основном по наркоманским статьям, которые здесь почему-то окрестили олимпийскими. Кроме того, сидят дагестанцы за хранение оружия, злостные алиментщики и мошенники. Всего в отряде 116 человек, в бараках тепло. Есть кварцевая лампа, которую даже включают.

Осужденный эколог выбрал в колонии работу дворника. В свободное время планирует учить английский язык, а также помогать другим осужденным составлять жалобы, судебные документы, апелляции на решения судов. Издание отмечает, что в колонии работы для человека с четырьмя высшими образованиями, инженера-геолога с многолетним стажем хватает.

Между тем, пообщаться с родственниками ему практически не удается из-за очереди желающих позвонить.

«Сами правила внутреннего распорядка — дремучий документ, требующий переработок. К примеру, осужденный не может говорить по телефону на иностранном языке, — рассказывает Витишко. — Я сделал замечание сотруднику колонии, курившему в неположенном месте. Оказалось, заключенные не имеют права на замечания сотрудникам».

Планы на ближайшие три года Евгений Витишко не строит. Вместе с тем он не намерен отбывать в колонии весь срок и собирается «предпринять с адвокатами все, чтобы избежать этого».

Читайте также
Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка новостей...