Новый Закон об образовании: разбираемся с новшествами

Депутаты Госдумы приняли в третьем чтении «Закон об образовании» - самый, пожалуй, скандальный документ 2012 года. Он получил немало прозвищ, в частности – «Закон о кухаркиных детях». За время подготовки в проекте появилось рекордное количество поправок - около 1700. Почти во всех сферах – дошкольном, школьном и высшем образовании – остались недовольные. "НТ" попытался разобраться с новшествами, которые ждут родителей, детей, студентов.

Новый Закон об образовании: разбираемся с новшествами
Новый Закон об образовании: разбираемся с новшествами

Новшество первое: зарплата

Главное достижение, которым гордились депутаты, когда принимали закон – зарплата учителя не должна быть ниже, чем средняя в регионе. За этим власти будут якобы следить. Если сейчас, согласно данным Тамбовстата, средняя зарплата у педагогов и воспитателей составляет 13,7 тысяч, то после вступления закона в силу педагогов уравняют с гегемоном. Особенно комфортно должны себя почувствовать сельские учителя, которые, судя по статистике, получают намного меньше городских.

Новость о зарплате вызвала у учителей… возмущение.

«Да, преподаватели сейчас зарабатывают 14 и более тысяч – но только те, кто трудится на полторы-две ставки, — пояснила «НТ» учитель русского языка и литературы Валентина Киселева. — Просто сейчас таких большинство. Официально рабочая неделя учителя включает 18 часов уроков и дополнительное время, которое тратится на классное руководство (впрочем, нам его теперь не оплачивают), на методическую работу, на проверку тетрадей, наконец. Законодатели считают, что учитель, работающий на две ставки – самое естественное явление, а будет ли он хорошо преподавать, их не волнует».

Новшество второе: оплата

С платой за студенческие общежития к третьему чтению по-прежнему не было ясно ничего. Сначала максимальную стоимость общаги предлагали поднять с 5 процентов от величины стипендии до 10, потом изрекли, что «размер платы будет определяться локальными нормативными актами образовательных организаций с учетом мнения студенческих советов». Это означает, что студенты будут целиком зависеть от администрации вуза. Или что студенческий совет станет по-настоящему сильной и влиятельной организацией, прямо-таки школой молодого политика.

Стоимость пребывания ребенка в детском саду по-прежнему будет определять муниципалитет. Родительские комитеты опасались, что оплату детского садика целиком взвалят на родителей, но правило 20-процентой стоимости сохранилось (80% содержания ребенка в саду будет определять муниципалитет). Снят запрет на приватизацию детских садов, но, как говорят эксперты, вряд ли садики начнут передавать в частные руки раньше, чем в городе ликвидируются очереди в дошкольные учреждения. Разве что издадут дополнительный закон, уже городской, который снимет с властей всякую ответственность за то, что в садах не хватает места.

Новшество третье: ЕГЭ

ЕГЭ отныне принимается повсеместно — экзамен перестает быть экспериментальным.

«Я считаю, что для некоторых предметов, в первую очередь, истории и литературы, экзамен в рамках ЕГЭ недопустим, так что требовалось оставить прежнюю форму, — заявил учитель истории Игорь Долуцкий. — Все эти новшества – ЕГЭ и уроки духовного воспитания – объясняются тем, что мы вернулись к советской манере преподавания, когда главной задачей было выстругать человечка для служения режиму. Только тогда режим был коммунистический, а сейчас немного другой. Реформа проводилась по заказу министерств, в частности, минобороны, а не людей, так что результат очевиден. Кого заботят интересы студентов, если у нас вузы сливают посреди учебного года?».

Что ещё есть в законе:
— Сельскую школу будет невозможно расформировать без решения местных жителей;
— Школьная форма будет вводиться по усмотрению дирекции школы;
— Религиозное образование переходит из факультативного в обязательное.

Мнения

Стоит отметить, что, хотя закон и прошел третье чтение, часть депутатов до сих пор уверена, что его требуется дополнить. Например, не мешало бы выяснить, сколько бюджетных мест будет в российских вузах, и закрепить это число. Сейчас оно неуклонно снижается. Когда страна переживет последствия демографической ямы, абитуриентов будет больше, чем сейчас, а мест меньше. Доля бюджетников вообще может сократиться до 30 процентов. Главное – количество бюджетных мест может определять теперь сам вуз. Некие аналитики, ссылаясь на прогнозы Росстата, утверждают, что к 2015 году количество студентов-бюджетников сократится на 210 тысяч человек (в вузы как раз пойдут дети из демократической ямы дефолтного 1998 года). А к 2020 году количество бесплатных студиозусов сократится на 650 тысяч. А как иначе, если цифра приема сократится на 200 тысяч? Правда, сейчас Россия занимает первое место в мире по количеству студентов: 527 человек на 10 тысяч.

В настоящий момент по всей стране студентов-бюджетников – не более 400 тысяч, причем, со всех отделений, и дневных, и заочных.

«Сами подумайте: если у нас ежегодно выпускаются 700 тысяч одиннадцатиклассников, и в вузы поступают далеко не все, то сколько тогда студентов? И насчет льгот рано людей пугать. Список абитуриентов, которые могут поступать вне конкурса, насчитывал 150 наименований, осталось пятьдесят», — говорит преподаватель одного из тамбовских вузов Алексей Сергеев.

Сироты, инвалиды, дети инвалидов, чернобыльцы… В прошлом году стоял немыслимый крик: инвалиды, мол, заняли все бюджетные места в хороших вузах. Сейчас, если льготы отменят, все начнут возмущаться, что инвалидам не дают возможность получить хорошую профессию. Хотя, в то же время, в Тамбове развивается система дистанционного образования, а инновации – это всегда хорошо. Тогда инвалид может учиться, не выходя из дома. Кроме того, я сомневаюсь, что в стране в одночасье расправятся с элитными школами, которые якобы грозились перевести из статуса общеобразовательных учреждений в научные и лишить преподавателей надбавок. Думаю, что проблемы у нас не с законом, а с правоприменительной практикой. Нужно, чтобы городские власти следили за его соблюдением и не трактовали пункты закона как это выгодно им».

Глава одного из родительских комитетов областного центра Михаил Богданов рассказал, что ему не нравится в новом законе.

«Он почти все отдает на откуп регионам. Теперь в регионе могут решить, как компенсировать плату за детский сад – а что, если денег в бюджете нет? Этот закон, по сути, регулирует отношения между чиновниками, а положение родителей и воспитателей никого особо не интересовало. Федеральный центр создал все условия для того, чтобы устраниться от решения этих проблем, вести себя безответственно, переложив большинство задач на регионы. Теперь искать правду в Москве будет бессмысленно.

Мне не понравилось, что духовно-нравственное воспитание теперь будет обязательным: ну не нужно нам, чтобы церковь вмешивалась в жизнь школы. А министр образования Ливанов в процессе обсуждения закона превзошел, на мой взгляд, Черномырдина, и его наглые перлы достойны попадания в специальный цитатник. Он оговорился по Фрейду, когда сказал, что учительская неделя должна занимать 36 часов, и тогда педагогам будут платить приличные деньги. Неделя – 18 часов, а не 36, и он не мог этого не знать».

В то же время, отметил Богданов, положительные стороны в законе есть, например, вероятное возвращение школьной формы. Опыт показывает, что экономически форма более выгодна всем без исключения семьям. Она никого не усредняет: пусть школьники выделяются умом и другими личными качествами, а не одеждой.

Добавим, закон не поддержали коммунисты и эсеры, но он был принят большинством голосов и вступит в силу с 2014 года.

Читайте также
Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка новостей...