Асеевский дом: «Особенности федеральной реставрации»

Весной этого года на стенах дома-музея фабриканта М. Асеева опять проявились особенности современной культуры. Состояние постройки в стиле модерн после многомиллионных вложений не может не впечатлять! Если кто-то думает, что дело заключается в некачественной штукатурке, которая отваливается лишь в некоторых отдельных местах, тот заблуждается. При работах нарушена технология, поскольку невооруженным взглядом видно, что стены дома отторгают использованный при «реставрации» материал. Известь не хочет держать новые цемент и шпаклевку точно так же, как история культуры в конечном итоге отторгнет людей, которые приходят не на свое место.

Почему не было контроля над процессом реставрации дома Асеева областной властью?

Согласно российскому законодательству, региональному органу охраны объектов культурного наследия (в период реставрации асеевской усадьбы – управление культуры и архивного дела Тамбовской области, возглавляемое строителем по образованию Ю.Н. Голубевым) делегированы права следить за состоянием федеральных памятников. П. 2 ст. 11 Закона 73-ФЗ о культурном наследии: «Федеральный государственный надзор в области охраны объектов культурного наследия осуществляется федеральным органом охраны объектов культурного наследия и региональными органами охраны объектов культурного наследия, которым переданы полномочия Российской Федерации по осуществлению федерального государственного надзора в области охраны объектов культурного наследия…»

17 марта 2016 года

13 января 2016 года в своем интервью зам. главы администрации области С.А. Чеботарев, курирующий работу госоргана охраны памятников, попытался снять со своей бездействующей структуры ответственность за реставрацию асеевского дома, ссылаясь на «особенности федеральной реставрации»:

«Все было достаточно жестко и цинично. Когда мы пытались вмешаться в реставрацию дворцов, то нас просто не пускали на площадки. И не только нас, даже журналистов второго телеканала не пустили за ограду Асеевского дома.

В чем особенность федеральной реставрации? Минкульт восстанавливает объекты, находящиеся в федеральной собственности. Это условие. Министерство само торгует работы, в регион деньги не идут – оно объявляет конкурс, проводит его, заключает договор, определяет организацию, которая будет контролировать работы. Поэтому особенно вникнуть в эту историю было невозможно. Главное, на чем мы тогда сосредоточились – это, признаюсь честно, административно поддержанная акция общественности по спасению дома Асеева. Тогда люди активно заявили свою позицию, что позволило привлечь внимание руководства Росимущества. До этого с нами и разговаривать никто не хотел» (источник).

Если С.А. Чеботарев уверяет, что местный госорган охраны памятников не имел никакого отношения к реставрации асеевского особняка, то сотрудница самого госоргана дает СМИ другую информацию, сообщая, что они входили в комиссию по приемке работ. Из статьи «Дом Асеева – продолжение борьбы за активы или осваивание бюджетных миллионов?» от 31 января 2014 года:

«Чтобы прояснить ситуацию мы связались с начальником отдела сохранения, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия Тамбовской области Надеждой Толмачевой, она поделилась своим ведением проблемы.

Акт выполненных работ утверждала расширенная комиссия, в состав которой вошли представители Министерства культуры РФ, управления культуры и архивного дела Тамбовской области, независимые эксперты, представители технического и архитектурного надзора. На момент приемки работ в декабре 2013 года никаких недоработок по ремонту выявлено не было, сообщил нам представитель управления культуры Тамбовской области. Очевидные недоделки строителей проявились уже после принятия акта выполненных работ. Чиновники из управления культуры Тамбовской области первыми заметили трещины на фасаде здания и сообщили об этом в Минкульт и компанию «Балтстрой». (А где же были глаза и профессионализм чиновников раньше?)» (источник).

17 марта 2016 года

Может быть, наблюдать за ходом работ никто и не собирался или не имел на то профессиональных возможностей? Почему, когда год назад обнаружились проблемы реставрации и начался ремонт, госорган не стал его контролировать? Кто его «цинично» не пустил за ограду? Директор музея Д.А. Самородин, бывший гендиректор строительной организации «Евродом», которая занималась реставрацией памятников и чуть не сожгла в Тамбове музей-усадьбу Г.В. Чичерина? (подробности см. здесь).

17 марта 2016 года

Надо сказать, что находящаяся сегодня под следствием компания «Балтстрой» не спасала федеральный памятник «из руин», как кто-то старается это представить. Дом был в удовлетворительном состоянии, используясь кардиологическим санаторием, в отличие от асеевского особняка в Рассказове, поэтому информация СМИ не может не удивлять:

«Усадьба Асеевых в Тамбове была восстановлена из руин компанией «Балтстрой». Реставрация обошлась государству в 350 млн рублей. Но прошло всего 2 года, и восстановленный дворец грозит опять превратиться в руины» (источник).

Результат «реставрации» столь печален, потому что цели сторон, от которого она (реставрация) зависела, были отличны от достижения качества. Одни интересовались пиаром, другие – деньгами.

17 марта 2016 года

17 марта 2016 года

17 марта 2016 года

17 марта 2016 года

17 марта 2016 года

17 марта 2016 года

17 марта 2016 года

17 марта 2016 года

Текст и фото Марины Климковой.

Читайте также
Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка новостей...