Дмитрий Панков: «Существующая система теплоснабжения на севере Тамбова — огромная ошибка»

Проблемы жилищно-коммунального хозяйства остаются одними из самых острых в Тамбовской области. Как повлияла реформа ЖКХ на работу управляющих компаний, почему модель ГЧП с иностранными компаниями в Тамбове не прижилась и в чем кроется корень зла непрекращающихся порывов на тепловых сетях в северной части города. Об этом и многом другом в интервью сайту "Новый Тамбов" рассказал и.о. начальника управления топливно-энергетического комплекса и жилищно-коммунального хозяйства Тамбовской области Дмитрий Панков.

Дмитрий Панков, и. о. начальника управления топливно-энергетического комплекса и жилищно-коммунального хозяйства Тамбовской области
Дмитрий Панков, и. о. начальника управления топливно-энергетического комплекса и жилищно-коммунального хозяйства Тамбовской области

Дмитрий Николаевич, с 1 мая 2015 года управляющие компании могут работать только при наличии лицензии. Как вы считаете, помогла ли реформа «обелить» рынок?

Думаю, что пока делать такие выводы все-таки рано. Первый шаг в этом направлении сделан, но я уверен, что список требований к УК должен быть расширен и в некоторой степени ужесточен. Взять, к примеру, момент перевода УК на систему расщепления платежей (в этом случае деньги, минуя УК, напрямую поступают ресурсопоставщикам. — Авт.), большинство компаний перешли на нее, но есть и те, кто до сих пор не сделал этого. То есть говорить о прозрачности платежей в данном случае не приходится.

Я считаю, управляющих компаний в Тамбове должно быть значительно меньше. Каждая из них должна иметь в управлении не менее 500—700 тысяч квадратных метров жилья, только при таких объемах можно просчитать экономику. Экономика маленькой управляющей компании рассчитывается значительно сложнее. Эффективность решений, которые жители ставят перед ней, сложнее.

Поэтому в Тамбове вполне можно было бы оставить 10, ну крайний случай, 12 управляющих компаний.

Это были бы крепкие хозяйствующие субъекты, которые имели хорошую материальную и техническую базы, достаточное кадровое обеспечение. У крупных организаций появилась бы возможность при необходимости перенаправлять денежные потоки.

Кроме того, на эффективность работы УК мог бы повлиять территориальный признак. Сегодня же в Тамбове этого нет. И случается, что обслуживающий дом находится достаточно далеко от офиса самой УК. От этого, конечно, нужно отходить.

А уменьшилось ли количество жалоб жителей на УК за минувший год?

Нет, количество жалоб не уменьшилось. Скорее, даже увеличилось. Из года в год обращений становится все больше, и это вполне объяснимо. Жители становятся более требовательными к УК. Стоимость коммунальных услуг достаточно высокая. Для некоторых семей это треть или вовсе половина зарплаты. Между тем, люди исправно оплачивают квитанции, и за это тамбовчанам нужно сказать огромное спасибо. Конечно, на фоне этого людям хочется, чтобы услуги, которые им оказывает УК, были намного качественнее. А у нас выходит, что горожане слышат только одни обещания от представителей УК, нет прямого контакта между жителями и обслуживающими организациями. И именно в этом направлении нужно работать.

То есть утверждение экспертов о том, что реформа ЖКХ разобьется о безынициативность граждан, можно назвать неактуальным?

Думаю, да. Ведь большое количество обращений от граждан говорят как раз об активной гражданской позиции жителей. Другой вопрос, что часто они носят несколько иждивенческий характер. Но с этим ничего не поделаешь, это уже менталитет людей и с этим нужно работать, объяснять жителям, за что отвечает УК, за что ресурсопоставщики и за что отвечает муниципалитет. В этом смысле очень хорошим примером может стать программа капитального ремонта домов с использованием госсубсидий.

Если в начале мы буквально заставляли людей делать ремонт, используя те преференции, которые предоставляет им государство, то в последние годы действия программы, жители, которые не попали в нее, чуть ли не в прокуратуру жаловались, просили, чтобы их включили. То есть здесь мы можем говорить о некоем самосознании собственников.

Новую программу капремонта домов, которая начала работать с 2014 года, и вовсе ругали все, кому не лень. Вы ведь помните, какие жаркие споры шли вокруг нее. Тем не менее, 2014 год мы завершили достаточно гладко, собираемость взносов была выше средней по стране. А вот уже в 2015 году началась новая тенденция: к нам обратились около 40 председателей советов дома и ТСЖ, решивших досрочно провести капремонт в своих домах.

Дмитрий Николаевич, а есть ли в Тамбове примеры тесного сотрудничества с иностранными компаниями в сфере ЖКХ?

Иностранных компаний, инвестирующих в сферу ЖКХ, в Тамбове сейчас нет. У нас была попытка заключения договора с французами, которые должны были строить котельную на территории больничного городка и перинатального центра на Рылеева, но она не увенчалась успехом. В рамках этого сотрудничества была проделана грандиозная работа, и вот когда мы уже перешли к экономической части проекта, а именно к вопросу сроков возврата денежных средств, то компромисса найти не удалось. Срок окупаемости котельной составлял 15 лет. Для европейских компаний это не приемлемо, у них срок возврата — пять-семь лет, поэтому сделка не состоялась.

А примеры концессионных соглашений в сфере ЖКХ в области имеются?

В области по модели государственного-частного партнерства реализуется проект в сфере энергетики. Речь идет о станциях электроснабжения двух крупнейших свиноводческих комплексов региона. Также мы сейчас работаем над проектом концессионных соглашений в сфере ЖКХ по малым городам области.

А как с этим делом обстоят дела в Тамбове?

В Тамбове государственно-частного партнерства (ГЧП) в чистом виде пока нет. Но буквально на днях мы будем встречаться с представителями крупнейшего российского холдинга «Энергомаш» для проработки вопроса теплоснабжения новых микрорайонов северной части Тамбова. Не исключено, что сотрудничество будет строиться как раз по модели (ГЧП). В частности будет прорабатываться вопрос расширения зоны деятельности существующей газотурбинной ТЭЦ для обеспечения теплом строящегося микрорайона Телецентр. Там есть два варианта развития событий: строительство автономных крышных котельных и увеличение нагрузки на существующую газотурбинную станцию, которая работает сейчас не в полную мощь.

То есть проблем с отоплением в новых микрорайонах Тамбова не будет?

Все верно, сложностей там быть не должно.

А как же получилось так, что север Тамбова то и дело страдает от бесконечных порывов, отсутствия гидравлического режима? Понятное дело, что трубы изношены, капремонта никто не проводил долгие годы, но может быть, есть еще какая-то причина?

Здесь существуют две составляющих одной большой проблемы. Первая — это высочайшая изношенность тепловых сетей. Вторая — техническое решение по теплоснабжению северной части города. В проекте схем теплоснабжения Тамбова, который разрабатывался в 1982 году, предусматривалось наличие двух источников теплоснабжения для центральной и северной частей города — тамбовская ТЭЦ внизу и наличие на севере города еще одной тепловой станции, а также закольцевание этих сетей. Они бы были взаимозаменяемы, улучшился гидравлический режим. Но в итоге была выбрана другая схема, зависимая. И именно поэтому сегодня любое повреждение в районе бульвара Энтузиастов, Рылеева, Урожайной отзывается на Чичерина.

Я считаю, что развивая микрорайон Московский, выбирать такие вот зависимые схемы, когда на одной трубе располагаются сотни домой различной этажности (от 9 до 17 этажей), — это было принципиальной ошибкой ресурсоснабжающей организации, эксплуатирующей эти сети. Это экономически не выгодно, нет возможности регулировать тепловой режим, такого быть не должно.

А не выгоднее ли в таком случае сразу строить дома, например, с крышными котельными. Можно ли как-то обязать застройщиков делать это еще на этапе проектирования?

Здесь нужно говорить об определенной политике муниципалитета. Отдавать такие решения на откуп застройщикам, разумеется, никак нельзя. Им, безусловно, выгоднее построить дом с крышной котельной. Это намного дешевле, особенно если речь идет о возведении застройщиком одного-двух домов. Ни один из них не решится строить отдельную котельную с перспективой, что кто-то еще к ней будет подключаться.

Кроме того, важным моментом является эксплуатация крышной котельной. Крышные котельные являются общедомовой собственностью жителей и здесь мы с вами снова возвращаемся к вопросу самосознания. Это высокотехнический агрегат, который ежегодно обследуется специалистами, а это, в свою очередь, требует определенных затрат, который ложатся на плечи собственников жилья. Да, в плане строительства таких котельных, это выгодно. Стоимость в платежах за отопление в таких домах тоже примерно на 35—40% ниже, но это лишь видимая часть. Но никто не знает, что будет с этой котельной, если вдруг что-то выйдет из строя через 10—15 лет. Примеры неполадок с такими котельными в этом году на улице Свободной в микрорайоне Уютный уже были. Для понимания вопроса лишь скажу, что стоимость замены котла жителям дома обойдется примерно в 10 млн рублей. То есть грубо говоря, если в доме, скажем, 250 квартир, то каждая должна внести порядка 40 тыс. рублей. Именно поэтому я считаю, что наиболее удачным решением считаются все-таки квартальные котельные.

В декабре было подписано трехстороннее соглашение между городом, областью и компанией «Квадра» о развитии теплоснабжения в Тамбове. Какие именно работы в рамках этого соглашения должна будет выполнить «Квадра» и когда они начнутся?

В рамках соглашения с «Квадрой», которая обязуется выполнить ремонт самых болезненных участков сетей, была согласована инвестиционная программа в размере 150 млн рублей. В первую очередь должны быть отремонтированы 22-я и 23-я распределительные сети (район улицы Чичерина. — Авт.), а также участок сетей на бульваре Энтузиастов. Работы должны начать не позднее апреля текущего года.

Спасибо за беседу и удачи вам.

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Размещение рекламы